Ароматных дел мастер - статья из раздела Парфюмерия

Ароматных дел мастер

2015-04-05

- Пьер, начнем с начала. Откуда Вы родом?

- Мои родители приехали из провинции: отец - из Нормандии, а мать - с юго-запада Франции. Я родился 9 марта 1946 года в Париже в местечке под названием la Citе des Fleurs ("Город цветов").

- Вот это совпадение!

- Да уж, для создателя духов родиться в "Городе цветов" весьма символично. Отец всю жизнь работал в парфюмерии, был одним из основателей парфюмерной линии дома Christian Dior. Получив диплом Института политических наук, я не слишком рвался работать. И вот однажды отец предложил поехать с ним к одному парфюмеру: так я познакомился с знаменитым Эдмондом Рудницка. То, чем он занимался, показалось мне совершенно невероятным: удивительная профессия в таинственной атмосфере чуть ли не магии. По возвращении я заявил отцу, что буду парфюмером. Было мне 24 года.

- Значит, что-то уже к тому моменту "вызрело"?

- Конечно. Такой вариант был удачным компромиссом между моими пристрастиями и моим образованием. Потом я учился пять лет в школе парфюмерии в Грассе, а также дважды в неделю встречался с Эдмондом Рудницка.

- Когда Вы начали создавать свои духи, каков был Ваш первый успех и первые неудачи?

- Были духи, которые мне нравились - Eau d'Hermеs, созданные Рудницка. Это духи с ароматом леса, очень пряные. Мой первый успех - Kouros для дома Yves Saint Laurent. Но до этого момента я был так не уверен в себе, что думал ограничиться косметическими туалетными принадлежностями: шампунями, гелями для душа, одеколоном и так далее. Я честно считал, что не способен заниматься духами. Потом я сделал Kouros и поверил в то, что могу создавать парфюмерию.

- Раньше было все по-другому в Вашей профессии: сейчас все носит более коммерческий характер…

- Действительно, сегодня парфюмеры работают в крайне специализированных областях: одни занимаются мылом и моющими средствами, другие - косметическими туалетными принадлежностями, третьи - парфюмерией. Разноплановая деятельность практически исчезла. Но я думаю, что и косметические туалетные принадлежности, и парфюмерия - практически одно и то же ремесло. Просто когда вы работаете над туалетными принадлежностями, вы сначала решаете серьезные технические проблемы, а потом "привносите идею" аромата. Получается, что процесс их создания в большей степени технический, чем творческий. Работа же над духами - если, конечно, говорить о настоящей работе - должна давать исключительно новое, отличное от существующего.

- Бытует мнение, что коммерческая сторона слишком превалирует, что парфюмерия постепенно теряет самобытность?

- Это еще мягко сказано. Я считаю, что парфюмерия скатилась до нулевого уровня. На самом деле, мы практически не предлагаем ничего нового, а даем лишь одни повторы прошлых удач, которые удалось "протащить" через цензуру крупных корпораций, эдаких "автоматов для производства духов".

А ведь шарм духов и состоит в их новизне, в их неповторимости. Но для этого необходимо быть профессионалом, которых среди наших заказчиков все меньше и меньше. Как правило, это люди, уже не способные отличить хорошие духи от плохих. Кроме того, эти люди не хотят брать на себя риск, они осторожничают там, где не стоило бы. Непрофессионал на риск не способен.

Мы, парфюмеры, сталкиваемся с людьми, боязливыми по природе, не любящими новое и вообще не способными это новое увидеть. И это касается не только парфюмерии, а также, например, кино, где все фильмы стали похожи один на другой. Я уж не говорю о "Рэмбо I - II - III - IV" или о "Планете обезьян" в четырех, пяти сериях. В результате, смотришь американский фильм - кажется, что ты его уже видел, открываешь новые духи - уже встречал аромат раньше, видишь на улице машину - не сразу поймешь, Пежо это или Рено. Исчезло своеобразие. Получается какое-то издевательство над потребителем, который в ответ либо игнорирует новинки, либо предпочитавет проверенные временем духи.

- Старый конь борозды не испортит?

- Именно. Поэтому, когда речь зашла о партнерах из России, мы сразу же "загорелись" и приехали к вам. Подумали: а может, здесь - новый мир, где все обстоит не так печально, как на Западе? Вот потому мы и примчались в Москву: посмотреть, есть ли здесь возможность найти истинные ценности в парфюмерии. К счастью, наши надежды оправдались.

- Но не опасно ли это для Вас: смелости здесь в избытке, а профессионализма недостает, ведь рынок очень молодой?

- Насчет недостатка профессионализма я не согласен, потому что видел примеры обратного: люди, с которыми я встретился в Москве, поразили меня уровнем своих знаний. Они ничуть не хуже своих французских или американских коллег. Более того, они еще могут дать им фору, так как любят свою профессию, верят в нее, что у нас уже становится редкостью.

- Хотели бы вы изменить что-либо в современной парфюмерии?

- Я бы изменил заказчиков. Заменил бы их на профессионалов. Проблема только в том, что их не осталось. Отсюда вопрос: как быть? Готовить их специально? Не знаю. Морис Роже, бывший президент Дома Christian Dior, говорил: "С первого дня работы в парфюмерии я понимал, что должен знать о ней столько же, сколько знает профессиональный парфюмер". Я бы дал такой совет всем, приходящим работать в парфюмерию. Это - область, которую необходимо знать и стать в ней профессионалом.

Ну и потом, нужно уметь рисковать. Нельзя же все время трястись за себя, не нужно бояться поражений!

- Сейчас много обсуждают проблему сырья в парфюмерной промышленности. Считается, что оно стало хуже, потому что перестали использовать качественное сырье, в ход идет много синтетического материала, противопоставляют фирму Chanel… Что Вы об этом думаете?

- Во-первых, я не считаю, что современное сырье хуже прежнего. Наоборот, некоторые из его видов лучше тех, что были раньше, не говоря уже о том, что наша сырьевая палитра стала значительно шире и богаче. Поэтому проблема не в качестве сырья, а в финансировании его разработок. В последние 30 лет цены постоянно снижались, и наша работа сегодня обходится значительно дешевле, чем раньше. Говоря же о качестве продукции Chanel, о том, что работают они на прежнем сырье, нельзя забывать о том, что и средств для работы у них значительно больше, и производство гораздо дороже. Качество продукции Chanel - это качество используемых ими эссенций, которые обходятся фирме в два-три раза дороже, чем другим.

Теперь о старых видах сырья: нельзя утверждать, что прежнее сырье было качественнее современного, и возможность работать со старыми материалами осталась. Но только за счет этого результат не улучшится. Кроме того, сырье может "стареть", то есть определенные материалы неизбежно придают духам "старческий" характер.

Работа парфюмера, как любого художника, состоит в том, чтобы создавать что-то новое, современное. Применяя же материалы, ассоциирующиеся с прошлым, ничего современного не создать. Поэтому, думается, возвращаться к использованию старых видов сырья для совершенствования качества - дело опасное.

- Тем не менее, существует совершенно уникальное сырье. В частности, то, которое Faberlic хотел использовать при создании своей коллекции "Ароматы странствий". Есть мнение, что существует парфюмерное сырье, растения, цветы, лучшие из которых можно найти в Японии, Египте или России…

- Да, некоторые растения ассоциируются с определенной страной по историческим, культурным или иным соображениям. Например, для Египта - жасмин. Безусловно, это один из самых благородных материалов, но используем мы его не из-за благородства, а потому, что именно он больше всего ассоциируется и с Египтом, и с его культурой, и с растениями этой страны.

- Когда Вы работали над созданием ароматов для Faberlic, Вы ездили в Россию, в Москву. Интересно, что Вы при этом думали о русских женщинах, для которых эти духи создаются?

- Ожидания русской женщины сейчас обманываются дважды: ей предлагают неподходящие духи, сделанные для американок или француженок, да и к тому же худшие из них, не имевшие успеха, сбыта. Вернувшись из России, мы решили, что необходимо изменить ситуацию, создать и предложить россиянкам высококачественный и оригинальный товар.

- На Ваш взгляд, русские женщины достаточно осведомлены и требовательны?

- Однозначно. Не будучи пресыщенными, они проявляют больше интереса. Мне рассказывали о том, что, покупая продукцию Faberlic, россиянки внимательно изучают все прилагающиеся описания и на флаконе, и на упаковке. Совершенно очевидно, что у них есть и потребность в этой продукции, и интерес к ней. В то время как у нас этот интерес исчез. Если бы такими же требовательными были западные женщины, нашим заказчикам - крупным фирмам - нелегко было бы делать то, что они делают сегодня. Если они и выпускают парфюмерию, не представляющую никакого интереса, то потому, что покупатели стали менее требовательны. А у русских эта требовательность есть. Что само по себе воодушевляет на тот самый риск, без которого не бывает ни хороших духов, ни интересной жизни в принципе.

О компании Faberlic Как заработать Тест кожи

Яндекс.Метрика     Яндекс цитирования     Rambler's Top100  
© 2005-2018 Косметика и парфюмерия Faberlic (Фаберлик)
Перепечатка материалов сайта возможна при наличии активной обратной ссылки на http://www.faberlic-taganrog.ru